Прочие новости...
Loading...
Наши опросы…
К сожалению, нет доступных опросов на данный момент.

Артем Радченко: «В Говерле тренер пока не видит меня игроком стартового состава»

22.04.2015 00:27 - Источник

Экс футболист ФК Металлист, а ныне футболист Говерлы, Артем Радченко, о своих преспективах и годах проведенных в харьковском клубе…

 

Артем Радченко

Артем Радченко

— Артем, вы уже больше трех недель в Ужгороде, но только на днях дебютировали, да и то – в команде U-21 (кстати, Говерла обыграла Черноморец со счетом 2:1, а Артем забил один из мячей). Почему не попадаете даже в заявку на матчи первой команды?
— Ну, наверное, тренер пока не видит меня игроком стартового состава. Я над этим работаю и постараюсь как можно быстрей заработать его доверие, чтобы он ставил меня в состав первой команды.

— Возможно, тренерский штаб недоволен вашей физической формой? С этим есть какие-то проблемы?
— На данный момент уже нет никаких проблем. Но когда я только приехал в Ужгород, конечно, не был в нужных кондициях. Сейчас физически я в полном порядке, а в остальном – на что обращает внимание тренерский штаб в первую очередь, решая, готов ли футболист играть за первую команду – я не знаю. Но, думаю, дело не в физической форме.

— Говерла зимой прошла три этапа сборов. На фоне нынешних партнеров по команде, будучи на просмотре в Хайдуке и Фенербахче, как складывалась ваша зимняя подготовка?
— Все зимние сборы я прошел с Металлистом, но после того, как покинул клуб, подготовка была несколько рваной – один период времени я провел в Хайдуке, еще один – в Турции. Были еще паузы.

— Расскажите, как вообще вы решились покинуть Металлист, несмотря на предложение продлить закончившийся контракт?
— Просто мне не очень нравилась позиция тренеров. На мой взгляд, не было какой-то серьезности, что ли, по отношению ко мне. Плюс, я понимал: новый контракт мне предлагали во времена, когда в первой команде очень долго не платили зарплату. Было непонятно, что дальше будет с клубом. И последнее – были определенные наработки для того, чтобы уехать и попробовать себя заграницей. Мне это было интересно.

— Это было легкое для вас решение или сомнений было предостаточно?
— Конечно, я очень долго раздумывал. Нелегко было покинуть клуб, в котором я играл с пяти лет.

— Когда решили разорвать контракт с харьковским клубом, вы были уверенны, что с легкостью трудоустроитесь в ближайшее же время? Предложения уже были на руках?
— Предложения были. Но вся суть ситуации – вот в чем: мне предложили продлить контракт с Металлистом за день до того, как он у меня заканчивался. За один день! Возможно, если бы предложение последовало раньше, хотя бы за месяц до этого, если бы я был в курсе всего заранее.… А так, мне сказали в тот момент, когда мы уже все решили с моим агентом. Понятное дело, решение это принималось задолго до окончания контракта, поэтому, когда мне что-то предложил Металлист, все уже давно было взвешено и решено.

— В Харькове вас уговаривали остаться, например, повышением изначально заявленной зарплаты, или отнеслись к вашему желанию уйти, мол, «никто тебя умолять не будет»?
— Никто не уговаривал. Было предложение продлить контракт на более выгодных условиях, и все. Я приезжал к спортивному директору, Александру Бойцану, рядом с которым сидел Сергей Кандауров, мы поговорили, но итог этого разговора был заранее известен мне – я решил уехать.

— Вы разговаривали в этот период времени с Игорем Рахаевым или его помощниками?
— Ко мне никто не подходил, не обращался. Вообще – не было и двух слов о ситуации с моим контрактом. Единственный разговор в клубе был с Бойцаном.

— Отсутствие контакта с тренером – был для вас ключевым моментом?
— Я не могу сказать, что ключевой, но очень важный. Я не ощущал никакого доверия и внимания. А это очень важно для любого футболиста. Точнее, это главное.

— В первой части чемпионата вы восемь раз выходили на поле в составе первой команды, плюс – дважды играли в Кубке Украины. Игрового времени вам было мало? Вы сомневались, что после зимней паузы тренер будет на вас рассчитывать?
— Я думаю, сейчас у меня было бы больше шансов заявить о себе, чем раньше. А дальше все зависело бы от меня, моей работы, прогресса. С другой стороны, раз мне не предлагали новый контракт до последнего момента, то, возможно, как раз не видели во мне потенциала играть в первой команде. Но это больше вопрос к тренеру, я могу только догадываться, потому что ни разу с ним об этом не разговаривал.

— Когда вы уходили из Металлиста, вам уже было известно об отказе играть без зарплаты группы футболистов?
— Все происходило параллельно – у меня шли последние дни контракта, а ребята как раз решили, что дальше продолжать играть без заработанных денег не будут.

— Впоследствии, команда осталась без нападающих и вынуждена была арендовать Беседина из дубля Динамо, который получает теперь игровое время в каждом матче. В общем, если бы вы знали, что в нападении будут такие проблемы и что ставку впереди сделают на вас, при наличии своевременного разговора, продлили бы контракт, даже без гарантий того, что вам будут платить эти деньги?
— Да, думаю, остался бы. Я же вот приехал в Говерлу, хотя все прекрасно знают, какая здесь финансовая ситуация. Я просто ставил перед собой определенную задачу – переехал в Ужгород ради того, чтобы тренер сборной вызвал меня на чемпионат мира (речь идет о сборной U-20 под руководством Петракова, которая 30 мая начнет участие в финальной чести чемпионата мира в Новой Зеландии – Ан.В.). Для этого мне нужна игровая практика.

— Чем вам запомнится Металлист в контексте доверия к молодым футболистам?
— Я не могу сказать, что нам доверяли. Как такого, доверия молодым игрокам не было вообще.

— Вы наверняка знакомы с видео, как Маркевич, работая в Металлисте, зашел глянуть на матч дублеров и спросил у тренера: «А где Радченко? Он что, опять сломан?», а потом, услышав отрицательный ответ и указав жестом на поле, добавил: «А что вы этих дебилов держите…»?
— Да, видел (смеется).

— Какова была ваша первая реакция?
— Честно говоря, не помню (смеется). Помню только, что был тогда на замене, но вживую не слышал этого разговора. Не знаю даже, как такое видео могло попасть в интернет.

— Ну, я так понимаю, после ухода Маркевича уже можно было выкладывать и такое видео.
— Наверное, так кто-то и посчитал.

— В связи с видео, у меня к вам три вопроса. Первый: неужели в том Металлисте молодежь была настолько слабой? Действительно ли никто не мог создать конкуренцию в первой команде?
— Конкуренцию – это, конечно, было очень сложно, но когда есть доверие, то появляется желание работать еще больше, это важно, и без доверия – совсем никак. Талантливых футболистов было много, но чтобы расти, их нужно было подпускать к первой команде и давать шансы. Вообще, в те годы у Металлиста был очень сильный состав, невероятно сильный. В то же время команда U-21 один год заняла второе место в первенстве, но в ней было много возрастных игроков – 20-21 год, а когда уже в эту команду перевели меня, то в ней было очень много ребят 16-17 лет, состав был очень молодой. Конечно, мы не могли составить конкуренцию таким футболистам, как Хосе Соса. Это нереально. Но складывалось впечатление, что никто не заинтересован в нашем прогрессе. Никто не собирался доверять всерьез, чтобы футболисты развивались.

— Вопрос второй: вы как раз периодически выходили на поле, казалось, вам вот-вот удастся сделать это, зацепиться и заиграть в первой команде, но не вышло. Почему, на ваш взгляд?
— Если не получилось, в любом случае, дело в первую очередь во мне. Наверное, что-то делал не так, неправильно работал или готовился, не знаю. Но винить в этом никого, кроме себя, не буду.

— «Что-то делал не так» – значит, что именно вы делали неправильно, вам не говорили, и вы этого не знаете?
— Не знаю. Но, как мне кажется, проблему нужно искать в психологии, потому что еще 2-3 года тому назад, помню, не получалось чувствовать себя до конца уверенным. Не хватало этого чувства, когда начали выпускать в Премьер-лиге меня, тогда 16-летнего.

— И третий: Маркевич любил вас, как игрока? Вы чувствовали, что пользуетесь особым отношением тренера?
— Честно – чувствовал. Особенно в первое время, когда меня перевели в первую команду. Но спустя где-то года два, как мне кажется, подобного уже не было.

— Рахаев, на ваш взгляд, сильный тренер? Он способен разглядеть талант и перспективу, построить команду?
— Я считаю, что сейчас у него есть определенные трудности из-за того, что он – молодой тренер. Не мне, конечно, судить об этом, но мне кажется, что у него есть потенциал вырасти в сильного тренера. Чего ему и желаю.

— У вас нет на него обид в человеческом плане?
— Я просто твердо убежден, что любой тренер в похожей к моей ситуации обязан заранее поговорить с футболистом и объяснить, рассчитывает ли он на него. К сожалению, со мной никто не говорил, а в последний момент все равно предложили контракт. Так не делается. Я просто уехал, и мы больше с ним не созванивались и не поддерживаем связь, вот и все.

— На момент ухода из клуба, когда вы последний раз получали зарплату?
— Дело в том, что у меня был подписан контракт с дублем, а там задержки по зарплате были не такими большими, как в первой команде – где-то, два месяца. Плюс, когда я уходил из клуба, со мной полностью рассчитались.

— Услышав новость от агента о том, что есть вариант поехать в этот клуб на просмотр, у вас случилось «вау!», или вас пришлось еще убеждать в необходимости отправиться в Хорватию?
— «Вау!» не произошло, но и уговаривать не пришлось. Агент сказал, что есть такой вот вариант, и я решил поехать, попробовать свои силы. При этом изначально не планировался долгосрочный контракт.

— Почему?
— Все потому же – я хочу попасть на чемпионат мира, а для этого мне нужна игровая практика, и нужно находиться на виду у тренерского штаба.

— Приехав в Хайдук, к вам относились в клубе, как к дорогому гостю, или обыденно, мол, приехал кто-то на просмотр?
— Было обычное рабочее отношение. Ничего особенного, но и никаких претензий быть не может.

— Все, что вы увидели в расположении клуба, вам понравилось, или были вещи, которые заставили заскучать по Металлисту?
— Ну, например, по инфраструктуре, конечно, Хайдуку еще очень далеко до Металлиста. По отношению вопросов не было, а чисто в бытовом плане – да, были моменты, которые мне не понравились. А что касается того, скучал ли… так я и сейчас скучаю по тем временам, которые провел в Металлисте. Этой мой родной клуб и я буду скучать всегда, независимо от того, где буду играть.

— Вспомните ваш финальный разговор с представителями Хайдука.
— Финальный? Мне предложили контракт. Но в это же время мой агент позвонил и сказал, что есть предложение от Фенербахче. Мы посоветовались и решили, что мне лучше уехать в Турцию.

— Как это объяснили в Сплите?
— Сказали, что нам нужно уладить кое-какие вопросы в Украине, и улетели сначала туда, а потом – в Турцию.

— Но в Сплите был готов для вас контракт, а в Стамбуле – только просмотр.
— И все же я посчитал, что Фенербахче – клуб совсем иного уровня, по сравнению с Хайдуком, поэтому долго не раздумывал.

— Финансово предложение Хайдука было достойным на фоне зарплат в украинской Премьер-лиге?
— Мне предложили большую зарплату, чем в дубле Металлиста. Но, тем не менее, финансовые условия меня совершенно не устраивали.

— С Милевским в Хайдуке общались?
— Нет.

— В то время, пока вы были на просмотре в Хорватии, Вадим Шаблий сказал, что у вас есть предложения из хороших клубов чемпионата Турции, Голландии и Бельгии. С Турцией все действительно так и было, раз вы отправились позже в Фенербахче. А что с Голландией и Бельгией?
— Конкретные клубы называть не хочу, но варианты действительно существовали. В то же время, я рад, что не пришлось колесить по Европе, по всех этих клубах, и что сразу отправился в Турцию. Уверен, это к лучшему, ведь Фенербахче изначально считал самым оптимальным вариантом для себя.

— В свои 20 на тот момент вы, по большому счету, не заявили о себе на серьезном уровне, а 20 лет в Европе, в той же Голландии, это уже возраст. У вас самого голова не кружилась, когда регулярно проходили новости, начинающиеся с «Радченко может перейти в…»?
— Нет, потому что я очень спокойно отношусь к тому, что пишут. Да и не было ничего такого, из-за чего должна была кружиться голова.

— Фенербахче, по сравнению с Хайдуком, клуб намного богаче и именитей, но оба клуба – гранды в своих странах. Так вот, поиск нового места работы велся среди клубов с именем, или вам подошло бы и что-то попроще? И вообще, какие у вас были личные требования к агенту на счет поиска клуба?
— Цели искать только среди грандов в своих чемпионатах не было…

— … Вел к тому, что это – гарантия участия в еврокубках.
— Тем не менее. Мне мог подойти клуб попроще. А вообще договоренность с агентом была такая – он просто говорит, какие есть варианты, и мы вместе обсуждаем, как поступить лучше, и решали все остальные нюансы. Вот, получилось все именно с Фенербахче.

— Как все проходило в Фенере в общих чертах?
— Я пробыл там неделю, тренировался с командой, принял участие в спарринге, дважды в нем отличился. После чего была достигнута договоренность о контракте.

— В начале месяца Шаблий так объяснил ваш приход в Говерлу до конца чемпионата и будущее в Турции: «Что касается Фенербахче, то турецкий клуб готов оформить соглашение с Радченко, и он будет выступать в турецком чемпионате с будущего лета». Ключевые здесь слова «клуб готов оформить», но еще не оформлен?
— Контракт еще действительно не подписан. Он готов, полностью составлен, но на нем просто нет подписи. Дело в том, что в Турции нельзя заявлять свободных агентов в любой момент, подобно Украине. Там позволено это делать только в период открытого трансферного окна. Поэтому договоренность пока что устная.

— Контракт будет длительным?
— Не хотел бы отвечать на этот вопрос.

— Хорошо. А могут ли повлиять какие-то факторы на вашу договоренность таким образом, что контракт в итоге не будет подписан?
— Думаю, нет, так как все решалось на серьезном уровне – Фенербахче представлял спортивный директор, меня – мой агент. Все было оговорено до мелочей. В случае вызова в сборную я должен прибыть в клуб сразу после окончания чемпионата мира и подписать контракт.

— Вы наверняка много слышали об автобусе с игроками Фенера, который обстреляли неизвестные после одного из матчей, выигранного «канарейками».
— Конечно. Ну, что сказать – такие в Турции болельщики – ты можешь сыграть десять матчей на хорошем уровне и провалить одиннадцатый, и все сразу забудут о первых десяти. Ну, и, как видим, там болезненно воспринимают поражения… Но могу сказать, что на мое желание продолжить карьеру именно в этом клубе, этот случай никак не повлиял.

— Для попадания на чемпиона мира вам наверняка необходима практика именно на уровне Премьер-лиги. Была ли какая-то устная договоренность с Вячеславом Грозным о том, что он будет доверять вам больше, чем получается на данный момент?
— Во-первых, не совсем соглашусь с вами, так как в сборной есть ребята, которые вызываются из своих дублей. Главное – быть в хорошей форме и тонусе. А что касается договоренности, то нет – ее не было. Я просто буду работать, чтобы заслужить место в составе, вот и все.

— С Александром Петраковым вы на контакте? Чувствуете его поддержку и веру в вас?
— Мы разговаривали, когда у меня заканчивался контракт с Металлистом. Я сказал, что у меня есть определенные варианты за рубежом. Он посоветовал хотя бы до лета по возможности продолжить карьеру не в каком-то большом клубе, где, вероятно, у меня было бы мало игровой практики, а в клубе, скажем так, обычном. Так что я поехал на просмотр в Европу, но вернулся в Украину до лета, прислушавшись к этому совету.

p.s.
Прочитав интервью, понимаешь, что многие вопросы так и остались без ответа…
Уйти из Металлиста с задолженностью по зарплате в два месяца и оказаться в Говерле, где ее платят еще реже, нежели в Харькове…
Уйти, чтобы иметь игровую практику — и сидеть на лавке…
Уйти в хорватский Хайдук, согласовав контракт с клубом, но в итоге оказаться в Фенербахче…
Контракт с Фенербахче согласован, но не подписан, т.к. это можно будет сделать не раньше лета… и возврат в Украину…
Как-то это все не профессионально… Очень много движа — и, по факту, все это пока бестолку…







Комментарии

Комментирование закрыто.

Популярные новости
В стартовом туре чемпионата УПЛ, Желто-Синие смогли переиграть...
Правда, в домашнем матче с «Говерлой» — Металлисты...
Матч третьего тура чемпионата УПЛ, в котором «Металлисты»...
После недавнего ареста счета ПАО ФК «Металлист», харьковский...
Ничью в выездном поединке с луганской «Зарей» сегодняшний...
Президент украинской Премьер-лиги Владимир Генинсон заявил об исключении...
Желто-Синие проиграли свой первый матч текущего чемпионата УПЛ...
Собственник ФК Металлист, имеет отношение к возможному созданию...
В стартовом туре чемпионата УПЛ, Желто-Синие смогли переиграть...
Правда, в домашнем матче с «Говерлой» — Металлисты...
Матч третьего тура чемпионата УПЛ, в котором «Металлисты»...
После недавнего ареста счета ПАО ФК «Металлист», харьковский...
Ничью в выездном поединке с луганской «Зарей» сегодняшний...
Президент украинской Премьер-лиги Владимир Генинсон заявил об исключении...
Желто-Синие проиграли свой первый матч текущего чемпионата УПЛ...
Собственник ФК Металлист, имеет отношение к возможному созданию...