Прочие новости...
Loading...
Наши опросы…
К сожалению, нет доступных опросов на данный момент.

Александр Севидов: «Я благодарен Бойцану и Курченко за реализацию моей мечты»

24.12.2015 16:48 - Источник

Наставник ФК «Металлист»,  Александр Севидов, о сегодняшнем дне ФК «Металлист».

— До сих пор судитесь с «Говерлой»?
— Нет, это «Говерла» до сих пор судится со мной. Хочет, чтобы я заплатил ей за то, что она меня уволила. Звучит смешно, но, тем не менее…
Так же, к слову, улыбался судья, но процедура есть процедура. Чем все закончится, сказать не могу: я в юридических делах не сведущ.
 
— Кажется, год назад вы сказали: «Своих денег я, конечно, не получу — просто интересно, какие там фокусы остались у них в загашнике».
— Вот теперь они подали в цивильный суд. Протестуют против того, что я расторг контракт. Чем не фокус? Я слегка удивлен, что футбольный клуб подает иск на тренера. Раньше о таком еще не слышал. Но в нашей стране удивляться нечему. В общем, ладно: хватит о грустном. Я перед собой честен, а действия ребят из «Говерлы» комментировать не хочу. Пусть им дает оценку президент федерации или члены КДК.
— Недавно общался с другим представителем структуры «Металлиста». На мой вопрос: «Когда выходите на работу?» услышал ответ: «Это если работа будет». Вы-то понимаете, на каком свете находитесь?
— Пока вроде бы на этом. Что-нибудь более конкретное о благополучии команды и состоянии ее финансов сказать не могу. Клуб существует, продолжает работу, вот как раз сейчас направляюсь в офис, чтобы встретиться с Александром Бойцаном. По сути дела он как заместитель генерального директора по спортивной части и олицетворяет собой на сегодня руководство «Металлиста». Во многом, его усилиями надежда на лучшее остается и сейчас, пусть даже мы и живем в очень непростое время.
— Вы не их тех, кто любит уходить в долгие творческие отпуска. Тем не менее, принимая предложение «Металлиста», отдавали себе отчет, что клубная вывеска светит ярче, чем реальные перспективы команды?
— Конечно, отдавал, но, черт возьми, мне нравилась эта вывеска! Это же «Металлист»! Понимаете? Я не назову ни одного тренера, который бы не согласился работать в таком клубе, несмотря на все проблемы. Таким был мой первый мотив.
Ну а второй… Мне хотелось работать. Само понятие «творческий отпуск», как мне кажется, придумали журналисты. Для человека, который провел много лет в футболе в качестве игрока, а потом стал тренером, вынужденный простой чреват тяжелым психическим состоянием. Это, извините, не отпуск, это мучение.
— Если, конечно, твоя фамилия — не Гвардиола…
— На планете Земля есть только три тренера, которые могут отдыхать сколько угодно, не переживая за будущее. Это Моуринью, Гвардиола и Анчелотти. Вот они могут менять топ-клубы как перчатки. Но Севидова среди них нет.
— Вы всегда говорили, что в сотрудничестве с работодателями вам не нравится игнорирование тренерских просьб о комплектации. На начальной стадии работы в Харькове были игроки, кого вы хотели взять, но не смогли?
— В «Металлисте» мои просьбы не игнорировались. Но некоторые футболисты сами отказывались подписывать контракты с клубом. Скажем, Казарян уже был у нас, но общая ситуация не наладилось, и он решил уехать в Европу. Хотелось продлить арендные отношения с Болбатом — увы, не удалось. В этом же списке несостоявшихся приобретений остались Лазич, Грегори Нельсон и Мякушко. Футболисты оценили обстановку, посоветовались с агентами и друзьями, подумали и отказались. Не получив этих исполнителей, мы заведомо уступали соперникам в таком компоненте как скорость.
— Отсутствие быстрых игроков группы атаки сузило ваш тактический диапазон?
— Разумеется. Знаете, я в последнее время читал немало критических высказываний в адрес нашей игры. Но правда в том, что мы, как и многие команды в УПЛ, исповедуем самую оптимальную для нашего футбола игру — быстрые контратаки, акцент на флангах, самоотверженность, борьба… В общем, то, чем всегда отличался украинский футбольный менталитет. Вот скажите мне, кто в нашем чемпионате комбинирует чаще остальных?
— Ну, ответ напрашивается сам собой.
— Хорошо, вот вам другой вопрос. Какая команда выполняет за игру наибольшее количество длинных передач? Затрудняетесь? Сейчас я вас удивлю. «Шахтер»! Это не бред. Это статистика. Хотя и она иногда порождает штампы и мифы. Контролировать мяч на одну или две трети поля без угрозы воротам — это миф о владении мячом. 20 ударов по воротам, из которых 15 наносится из-за пределов штрафной, — это миф об атакующей активности.
Как бы кто ни думал, мне очень нравится быстрый агрессивный футбол, который возможен при наличии скоростных ребят с классной обводкой. Но, увы, футболисты такого плана в нашем чемпионате — на особом счету.
— Творческие идеи кого-то из коллег этой осенью вас зацепили?
— Мне нравится, что откорректировали в своем стиле «Шахтер» и «Динамо». Горняки проводят очень много быстрых атак, используя скорость Алекса, Марлоса, Тайсона и Бернарда, как это было в выездной встрече с «Динамо». Ну а киевляне увеличили тактическое разнообразие прежде всего за счет существенного прогресса Ярмоленко в этом году.
В последних турах осенней части приятно удивило изменение игры «Карпат». Львовяне отошли от контроля мяча на своей половине поля и стали использовать сильные качества игроков. Что ж, думается, Игор Йовичевич сделал правильные выводы из того, что происходило с командой в середине первого круга.
— Вы в большинстве своем делали ставку на игроков, которых уже знали по предыдущей работе. Все ли они оправдали ожидания?
— Особых разочарований не испытал, потому что хорошо знаю, на что они способны. У того же Лепы — огромный потенциал, но парень измучен травмами и требовать от него невозможного на данный момент нет смысла. Многие игроки, напротив, приятно удивили. Например, Довгий, чье желание выходить на поле и умирать подкупало, а иногда даже и восхищало.
— А было такое, что вы смотрели на футболиста и думали: «Ёлки-палки, какой хороший футболист, но вообще не под эту систему игры…»?
— Да, есть такие ребята. Они играли в «Металлисте» еще до меня и были на хорошем счету. Иногда люди думают: раз футболист не выходит на поле, значит, он плохой. Нет, есть другие причины.  В том числе и тактика. Потом такой футболист уходит в другую команду — и снова оказывается на лидирующих позициях.
— Начало чемпионата выдалось для вас каким-то странным. Оптимистическая победа над «Карпатами», затем затяжные ничейная и безголевая серии…
— В театре классической считается трехактная драматургия. Я же, чтобы не быть банальным, разделил бы наш первый круг на две части. В первой — надежда была близка. Затем футболисты поняли, что ее нет. И началась вторая… В стартовых турах чемпионата многое решают эмоции: те, кто играет и живет нашим видом спорта, это хорошо понимают. Эти эмоции дают запал на три-четыре, максимум пять игр — по принципу инерции. Затем приходит время мастерства. Или, если мастерства нет — время самоотдачи. У нас этот период прошел очень болезненно.
Рубиконом стал матч с «Волынью» (закончившийся ничьей 2:2. — Прим. М.С.). И дело не в судейских ошибках. После того матча ко мне подошел один из помощников и сказал: если в ближайшее время игрокам не дадут деньги, команда играть не будет. Так оно примерно и произошло: наступил надлом в вере. Я могу стократно повторить: играть команда без денег может, но не выигрывать. Разве что случайно. Вместе с тем, в заключительной части первого круга никаких претензий к футболистам по самоотдаче у меня нет, но время, когда мы могли прогрессировать, безвозвратно упущено.
— Были матчи, в которых команда хотя бы фрагментарно приближалась к вашему идеалу футбола?
— Пожалуй, можно выделить матч с «Зарей» во втором туре. Ну и игру с тем же Луцком, когда мы создали кучу моментов. В общем, эпизодами команда показывала очень приличную игру, но целостной картинки не сложилось. Один из выводов, который напрашивается сам собой: многие из нас все еще живут тем «Металлистом», в котором блистали Соса, Шавьер, Девич, Гомес, Вильягра… Словом, футболисты, которые давно выступают в европейских или бразильских клубах и стоят не один миллион долларов. Неужели кто-то полагал, что этих игроков не будет, а игра останется? Нет, так не бывает. Как ни крути, спектакль делают актеры…
— Что случилось в матче с «Олимпиком», который вы проиграли с неприличным счетом 0:3?
— До сих пор не пойму. Прислушиваюсь к себе и испытываю странные чувства, которые не очень хочется выносить на всеобщее обозрение. Я всю жизнь в украинском футболе, никого не хочу обвинять, тем более голословно. Но если говорить простым языком, я не узнал свою команду. Игроки делали то, чего не должны были делать. Мы тщательно разбирали соперника, четко сформулировали требования на предматчевой установке. Футболисты кивнули, вышли на поле и начали делать всё с точностью до наоборот.
Не все, конечно, но некоторые делали то, что не должно, а остальные напрягали мозг, чтобы понять, что, собственно, происходит. Дело дошло до того, что я запальчиво крикнул одному из игроков: «Может, я чего-то не знаю?» Да иногда я перевожу какие-то вещи в плоскость иронии и юмора, но суть не меняется: я привык доверять своим игрокам. И если игрок хоть раз моего доверия не оправдывает, мы с ним прощаемся.
— Второй шанс вы не даете? 
— Это зависит от характера нарушения. Обычно я вхожу в положение игрока.
 
— А если следует нарушение режима? 
— Смотря, какое это нарушение. Бывает такое злостное, что игрок сам не может выйти из состояния своего нарушения. (Улыбается). Знаете, меня редко хвалят футболисты, но я уверен, что тренер не может быть другом для игроков. В противном случае настанет момент, когда ты уже не сможешь спросить с него по всей строгости. То есть я очень уважаю своих игроков, но не дружу с ними.
— Как объяснить феномен Довгого? Вроде не мальчик, мало известен широкому кругу специалистов, а тут на тебе — и выстрелил.
— Возможно, Алексей — из категории тех, кто раскрывается позднее остальных. Вместе с тем, в этом сезоне мы оказались в идеальной для Леши среде, где на передний план выходит не мастерство, а морально-волевые качества, и бойцовские характеристики превалируют над качеством футбола. Мы всю осень не столько завоевывали очки, сколько вгрызались в них, пытаясь сохранить команду как боевую единицу.
— А Владимир Приемов — это как раз таки тот футболист, который способен вписаться не в каждую схему? Ведь у Романа Григорчука он толком не заиграл?
— У Романа на момент появления Вовы уже сложилась команда — это раз. Во-вторых, Григорчук — приверженец жесточайшей дисциплины. Я, к слову, тоже являюсь ее сторонником, просто обстоятельства не позволили ее применить. А Володя — игрок, на которого давить не нужно. Он — чистый одессит, человек весьма эмоционального свойства. Ему нужно позволить то, чего хочет.
Приемов не любит привязываться к какой-то позиции: ты его на фланг поставишь, а он бежит вперед, и наоборот. Этакий маленький бунтарь, но ему удалось найти оптимальное применение. Я в конце года посмотрел на его статистику — и сказал: «Ты, Володя, за один год забил больше, чем за всю свою карьеру…» (так и есть, 12 против 11. — Прим. М.С.). И он вынужден был согласиться.
— С Кириллом Ковальчуком вы встретились спустя шесть лет после совместной работы в «Зимбру»…
— И с удивлением обнаружил, что парень научился играть в отборе. В Молдавии, где Кирилл был плеймейкером, я с ним ругался до хрипоты. Ковальчук принципиально не хотел утруждать себя черновой работой, действуя исключительно на чистых мячах: мол, отберите и дайте мне, а там уж я разберусь. Однако я объективно признаю, что два-три года назад Кирилл был одним из лучших опорников в нашем футболе.
2015 год ему в актив занести сложно. Не могу сказать, что он не дорабатывал, но обстоятельства, в которых работали, не позволили ему вернуться в сборную. При этом он по-прежнему отбирал львиную долю мячей и остается игроком высокого уровня, не сказав своего последнего слова на высоком уровне.

— Сергей Назаренко помочь вам в должной степени не сумел?
— Игроки такого плана вымирают как динозавры в Ледниковый период. Я очень трепетно отношусь к игрокам уходящего поколения романтиков от футбола. Я называю их романтиками не потому, что они играют бесплатно, просто эти люди воспитывались на других идеалах. Жаль, что таких остается все меньше, и меньше. Конкретно Назаренко не позволили проявить себя здоровье и хроническая травма. Я Сергею так и сказал: «Выйдешь на поле тогда, когда будешь тем Назаренко, которого все знают. Я не хочу, чтобы трибуны свистели и кричали: уберите его, он еле двигается!
Нужно отдать должное футболисту: он много работал чтобы выйти на поле, но все усугублялось микротравмами. Как только он выходил на пик формы, следовало новое повреждение. И так по кругу. Ну а футболист он, безусловно, от Бога. Таких в нашем футболе очень мало.

— Например?
— Безус. У него есть качества, которые делают игроков великим. Я не говорю сейчас об игре Романа в «Днепре». Там есть тренер — один из объективно лучших в нашем футболе. Но Божья искра в этом парне не угасла. Я уже давно понял, что объяснить талант логическими путями почти нереально. Вот смотрю на игру бразильцев и чувствую: они и сами не знают, что будут делать в следующий момент.
В таких игроках заложен интеллект, который нельзя натренировать или привить, с ним нужно только родиться. Как это посчастливилось сделать Безусу, Рыкуну или Назаренко…
— Алексей Полянский в недавнем интервью сказал, что хотел бы просто посмотреть в глаза Сергею Курченко. Вы эти глаза в последний раз когда видели?
— Спросите моих игроков, я всегда им повторяю: ребята, поменьше делайте необдуманных поступков, не говорите лишних слов… В вас играют эмоции, вы молоды, а значит, не контролируете свои чувства. Да, обидно. Да, ситуация катастрофическая, но прежде всего нужно разбираться в себе. Ответить на вопрос: что мешало выступить лучше?
Я вообще с возрастом стараюсь не говорить о вещах, которые не могу изменить. Ну что может сделать Леша Полянский, увидев напротив глаза Сергея Витальевича? Посмотреть на него глазами котика из «Шрека»? О себе скажу так: меня в эту команду приглашали Бойцан и Курченко. И я благодарен им за реализацию мечты. Очень жаль, что сейчас ситуация складывается так, что такой клуб как «Металлист» может попросту исчезнуть. В моей голове такие вещи не укладываются.
 — Почему так сложилось, что почти вся ваша команда была вынуждена жить на базе? Не оказалось средств на служебные квартиры?
— Безусловно. Некоторые изначально жили на базе и не хотели оттуда уезжать. В конце концов, условия там очень неплохие. Ну а тем, что квартировали с семьями в городе, не выплачивали обещанное, и в целях экономии им пришлось отправить жен и детей по домам, переехав на базу. Тот, кто занимался футболом и жил на базе, все понимает. Это огромная проблема.
— Пытались наладить какое-то совместное времяпровождение?
— Собирались, разговаривали. Иногда даже в неформальной обстановке. В конце концов, нужно было как-то поддерживать микроклимат
— По манере управления, мне кажется, вы далеко не тихий дон. Ситуация, сложившаяся в клубе, заставляла быть более мягким?
— Да, и намного. За свою недолгую и неяркую карьеру футболиста я убедился: ничто не поддерживает дисциплину футболистов эффективнее денежных штрафов. Уговоры и порицания не работают. А вот когда есть угроза, что тебе  впаяют «минус тысячу долларов от зарплаты», начинаешь думать: стоп, а стоит ли?
Я по понятным причинам применить это оружие не смог. Люди рассуждали здраво: не платят — это плохо, но ведь и наказать не могут, а это уже хорошо. Иногда приходилось буквально уговаривать. Говорить по душам. Наедине и вместе со всеми, чтобы команда не переходила границы.
— Вы неоднократно говорили, что ультиматумом ничего не добиться. А попытки таких ультиматумов в раздевалке пресекать приходилось?
— У меня не было возможностей и рычагов, чтобы пресекать возмущение футболистов. А вот уговаривать приходилось, потому что по ходу этого чемпионата команда неоднократно хотела не выходить в том числе и на домашние матчи. В этом случае сильным аргументом оставался и тот, что мы играем именно для харьковских зрителей. А они уж они точно ни в чем не виноваты.
— Объективно, если брать качество и глубину состава, на какое место может рассчитывать ваша команда в нормальных условиях?
— Быть где-то рядом с «Ворсклой», «Волынью» и даже «Зарей». То есть в зоне Лиги Европы. Мы там и были бы. В этом я глубоко уверен.
— Что ждет вас дальше?
— Если имеете в виду финансовую сторону вопроса, то ничего сказать не могу. А вот план спортивных мероприятий сверстан. Выходим из отпуска 14 января. Затем 10 дней работаем в Харькове, после чего проводим два двухнедельных сбора в Турции.
Но это планы, господа. Мы ведь пока еще в отпуске. Хотя, как любил говорить Семен Альтман: «Лучше плохой план, чем его отсутствие». С Семеном Иосифовичем мы недавно пересеклись, и он мне сразу закинул: «Ты уже одними со мной словами говорить стал». А я отвечаю: «С кем поведешься…»






Комментарии

Комментирование закрыто.

Популярные новости
В стартовом туре чемпионата УПЛ, Желто-Синие смогли переиграть...
Правда, в домашнем матче с «Говерлой» — Металлисты...
Матч третьего тура чемпионата УПЛ, в котором «Металлисты»...
Президент украинской Премьер-лиги Владимир Генинсон заявил об исключении...
После недавнего ареста счета ПАО ФК «Металлист», харьковский...
Ничью в выездном поединке с луганской «Зарей» сегодняшний...
Желто-Синие проиграли свой первый матч текущего чемпионата УПЛ...
Собственник ФК Металлист, имеет отношение к возможному созданию...
В стартовом туре чемпионата УПЛ, Желто-Синие смогли переиграть...
Правда, в домашнем матче с «Говерлой» — Металлисты...
Матч третьего тура чемпионата УПЛ, в котором «Металлисты»...
Президент украинской Премьер-лиги Владимир Генинсон заявил об исключении...
После недавнего ареста счета ПАО ФК «Металлист», харьковский...
Ничью в выездном поединке с луганской «Зарей» сегодняшний...
Желто-Синие проиграли свой первый матч текущего чемпионата УПЛ...
Собственник ФК Металлист, имеет отношение к возможному созданию...